Главная Это интересноЦивилизация без канализации

Цивилизация без канализации

Предлагаю заглянуть в Воронеж. В тот Воронеж, который многие годы был небольшим и мещанским городом, с зелеными садами и мощёными дорогами. Разные губернаторы и городские власти пытались сделать его чистым и уютным. Но не всегда это удавалось.

С   Екатерининского времени, когда город своими улочками усиленно карабкался к центру, каждый дождь и особенно весенняя распутица настолько превращала косогоры и ложбины в топи и болота, что иногда по улицам надёжным средством передвижения служили лодки, запряженные быками. Постепенно положение менялось, и в своих дневниках гости отмечали Воронеж, как симпатичный городок. К примеру, драматург Александр Николаевич Островский оставил в своем дневнике в 1860 году такую запись: «Воронеж нам очень понравился, такого миленького, чистенького города я не видывал…».

#_003_kanalizacia_04Домашняя канализация в довоенный период

Но недолго Воронеж пребывал в таком состоянии. Уже через четверть века журналисты снова отмечали удручающее состояние городских спусков и улиц. Особенно грязно было на местных рынках. Лошадиный навоз почти что на десятки сантиметров покрывал площади. А с наступлением темноты ассенизаторские обозы нестройной вереницей тянулись к Голубому Дунаю, своеобразному сточному каналу бойко несущему ароматы из сливных ям и местной канализации прямо в Дон. (Это, конечно, не духи «Парижская Коммуна» или там «Шанель», но ведь вторичный продукт человечества тоже принадлежит к самым что ни на есть естественным надобностям.) С этой грязью и антисанитарией боролись и полиция и санитарные врачи, но часто победа оказывалась пирровой.

Золотари
Едва только начал разрастаться Воронеж, как стали расти горы мусора вокруг домов, а по улицам потекли зловонные ручейки. (Заботу о гигиене блюл, говорят, еще Иван Грозный. Когда вместе с опричниками в одном из боярских домов он залез своими царскими сафьяновыми сапожками в это самое… ну, вы меня поняли, так он тут же произвел «санитарную очистку», наказав всю боярскую семью этих нерях… путем отрубания голов – чтоб не гадили, где попадя. С каждым годом ситуация всё ухудшалась и неудивительно, что через некоторое время привлекла внимание властей.
Еще в 1709 году в Воронеж был привезен Петровский Указ, касающийся саночистки города от сора и нечисти. Следить за его выполнением были назначены особые десятники. В Воронеже уже тогда были самые грязные места – Смоленская, Щепная улицы и даже Хлебная (сейчас в этом районе находятся концерн «Созвездие» и Центральный рынок), где в навозе после ливня легко можно было утонуть. Не отличались особой чистотой и улицы, примыкающие к монастырям – тысячи богомольцев, не имея платных и общественных туалетов, превращали тротуары в отхожие места.

#_003_kanalizacia_05Открытая ливневка

Вонь и смрад поднимались над двумя третями Воронежа. Лишь треть городских дворов – зажиточные воронежцы – имели возможность нанимать дворников и подряжаться с золотарями.
Кто таков золотарь? Хоть и имя своё приобрел от тяжелого и дорогого металла, но дело он имел с предметом легким, в воде не тонущим.
В общем, это были частные ассенизаторы. Золотари обладали клячей, которая тянула повозку с золотарской бочкой, погаными ведрами и особым черпательным ковшом с длинной ручкой. Главным был конечно черпий, который подавал ведро с нечистотами вознице, а тот, в свою очередь, опорожнял его в бочку. Один казус с местными золотарями рассказывался как анекдот. Не удержал очередное ведро возница и вылил содержимое на товарища. «Да, — прохрипел тот, приняв сей духовитый душ, – никогда Ванюха такие как ты не станут черпиями!»

#_003_kanalizacia_01

Воронежские власти во времена зачаточной очистки города установили строгий порядок для золотаря: работать только в ночное время и вывозить все начерпанное за город.
Сточные канавы и выгребные ямы, при этом, всегда были переполнены – отряд золотарей не справлялся с работой. В условиях зловония было легче поднимать цены за очистку, как и, к слову, в нынешние времена. Ассенизаторские силы были на исходе, а собственный ассенизаторский обоз городская дума смогла завести лишь в 1901 году. Не очень спасала и труба «Попова», впадавшая в канаву на Кольцовской. Настоящая революция придет в ассенизаторское дело только в середине ХХ века со строительством настоящих очистных сооружений.

Вчера, полсотни лет назад
С такими колоссальными проблемами Воронеж вступил в ХХ век. И если в центре города работали уборщики, мели тротуары и усадьбы дворники, то, как и сегодня, на несколько десятков метров вглубь от показной чистоты порою обнаруживались и навоз на постоялых дворах и бытовой мусор. Уборка дворов стала активно налаживаться лишь в предвоенный период, в этот же период быстрыми темпами строилась и городская канализационная сеть. К 1940 году общая протяженность канализационных труб выросла до 280 километров! Параллельно в поте лица трудился городской ассенизационный отряд из 150 лошадей и 5-7 автомашин.

#_003_kanalizacia_02

И только в послевоенное время у многоэтажек появились мусорные баки, была отработана система и график уборки. Появилась специализированная техника. Тем не менее, с развитием цивилизации появились и новые виды бытовых отходов, а наличие урн и мусорных баков и теперь ограничено. Поэтому сегодня, как и сотню лет назад, борьба за чистоту дворов и улиц продолжается.

Автор: Владимир Елецких.

Нет комментариев

Оставить комментарий